Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK icon VK, Telegram, Google Plus, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, РСС JSON Feed

Sample text.

Разборы

Итоги конкурса «Вызов Главреда» об авторском праве

На конкурс «Вызов Главреда» об авторском праве участники прислали 85 работ. Каждая работа — история для авторов о том, как защитить свои права. Пока вы смотрите результаты конкурса, я поделюсь несколькими соображениями.

Чтобы понятно рассказать о правах, мало просто пересказать законы понятным языком

Гражданский кодекс — это документ из мира юристов. Его логика, структура и язык привычны и понятны только юристам. Если просто взять и переписать в инфостиле статьи из ГК РФ, то для читателя-неюриста сильно понятнее материал не станет. Дело в том, что сама структура такой публикации останется в мире юриста, незнакомом читателю.

Юристы ведут рассуждения в системе законов, опираясь на известные им понятия:

Интеллектуальная собственность → Авторское право → Исключительное право на произведение → Ответственность за нарушение исключительного права на произведение → Способы защиты прав

У читателя-неюриста цепочка строится не из фактов, а из вопросов, и совершенно в другом порядке:

У меня украли картинку, разве так можно? → И что теперь дальше делать? → А если этот способ не сработает? → Как сделать так, чтобы это не повторилось? → А чем докажете, что все так работает на самом деле?

Если мы хотим объяснить читателю-неюристу, как работают законы в его случае, мало просто пересказать текст кодекса. Нужно поставить себя на место читателя, посмотреть на ситуацию его глазами и рассказать ему о правах в его картине мира.

Приведу аналогию. Представьте, что текст закона — это такой особый программный код, а ГК РФ — компьютерная программа. Что делают программисты, чтобы объяснить простому пользователю, как работает программа? Переписывают исходный код чуть более понятным языком программирования? Конечно же нет: они пишут инструкции к программе, объясняют как ей пользоваться, показывают скриншоты и записывают видеогайды. В этих инструкциях они отталкиваются не от того, как устроен исходный код программы, а от того, как пользователь будет работать с программой.

Также и у юристов. Сильные работы конкурса построены в мире читателя. Это не пересказ кодекса, а скорее инструкция для обычного читателя. Вот, например, работа Анны Акуловой:

Что за права → Что можно использовать свободно → Какое наказание ждет нарушителей → Как работать с заказчиками → Что делать, если работу украли

Конечно, юристу писать в таком ключе гораздо сложнее, чем идти по привычной тропинке Гражданского кодекса. Но только так можно сделать материал, который в конечном счете поможет читателю.

Новые форматы стоит применять только тогда, когда можно использовать преимущества самого формата

Когда в интернете есть куча статей о праве, а нужно написать еще одну, возникает желание заменить статью другим форматом: снять видео, сделать тест или чат-бот, что угодно, но только не еще одну статью.

Но работа в новом формате не должна быть просто переносом старой информации в новый формат. Когда мы используем новый формат, нужно использовать его сильные стороны, то ради чего этот формат создавался. Приведу пример.

Допустим, мы смотрим видеоблогера, который рассказывает нам какую-то абстрактную тему, пускай про те же права. Просто сидит мужик за столом и полчаса о чем-то говорит. Вопрос: какая польза от такого видеоряда? Зачем мне смотреть видео, если на картинке все полчаса ничего не происходит? Почему тогда не заменить просто на подкаст? Хорошо, убираем мужика, оставляем подкаст. Раскручиваем дальше.

Зачем мне его слушать, если я мог бы все тоже самое прочитать в три раза быстрее? Что в его подкасте такого, что его стоит именно слушать, а не читать? Окей, мужик стирает аудиофайл и пишет статью — простыню текста. Но зачем мне все это читать, если можно было нарисовать одной схемкой? Мужик, нарисуй мне схему от руки, я посмотрю пару минут и пойду дальше своей дорогой. А видео не надо, родной, давай вот это вот все в другой раз.

К слову, на конкурс прислали достаточно много работ, которые хорошо использовали преимущества формата. Например, телеграм-бот Полины Куренковой: это не «бот ради бота», а действительно полезная штука, внутри которой Полина заложила стройную и логичную последовательность вопросов, на которые пользователь получает понятные ответы. Полина не просто скопировала текст из ГК РФ в бот, а проработала сам порядок консультирования автора и переложила его на бот. Получилось классно.

Живые примеры интереснее и нагляднее выдуманных

Когда мы пишем на сложные темы, всегда есть соблазн привести пример на какой-то выдуманной истории:

Представим, что есть Саша, и Саша — автор…

Допустим, ООО «Ромашка» зарегистрировало товарный знак…

Несколько лет назад Максим Ильяхов в своих «Советах» рассказывал о недостатках абстрактных примеров: «буратинки, которые разрушают доверие к автору». Помимо утраты доверия у буратинок есть еще одна проблема: они не вызывают у читателя ощущения реальности происходящего в статье.

Когда мы показываем пример на защите прав абстрактного Саши-автора, карандашного человечка из двух кружочков и четырех палочек, у читателя может сложиться впечатление, что вся статья — такая же несуществующая абстракция, как и этот выдуманный пример, и сами права этих фотографов из статьи — это что-то из выдуманного мира картонных примеров, которые никак не касаются читателя. И дело не только в доверии-недоверии, а в том, что даже поверивший читатель может просто не воспринять эту абстракцию, как что-то, что имеет отношение лично к его жизни.

Совсем другое дело, когда мы показываем живые примеры, как, например, сделала Нина Белая: вот Анар, Анар — фотограф, вот ссылка на него, вот ссылка на паблик, который скопировал его фотографии, вот их переписка, вот что получилось в результате. Такие истории получается гораздо живее и нагляднее. И, что самое главное, — это истории из реального мира, в котором живет читатель, а значит он с большей вероятностью поймет, что такая история может коснуться и его.

 Нет комментариев    100   1 мес   Разборы   Советы

Юридический разбор: бизнес на фудтраках

Эта публикация — полная версия моего раздела статьи «Бизнес на колёсах» в журнале Сбербанка для предпринимателей «Своё дело».

Чтобы продать первый молочный коктейль из окна новенького фудтрака, предпринимателю нужно пройти четыре этапа: открыть ИП, получить разрешение на место, оформить документы и убедиться, что он не нарушил чужие права. Разберемся по порядку.

Зарегистрировать ИП и выбрать налоговый режим

В разных законах есть отрывочные нормы о нестационарной торговле, но единого закона о «бизнесе на колесах» в России нет. Правила передвижного бизнеса собирались принять еще в 2014 году, но в силу законопроект так и не вступил. В 2018 году Минпромторг разработал новый законопроект, но и он не добрался даже до первого чтения — отложили. Из-за этого передвижному бизнесу пока что приходится жить по правилам, которые изначально писались для стационарного.

Чтобы трак-бизнес был легальным, основателю нужно зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, выбрать систему налогообложения и поставить онлайн-кассу. Это базовые требования, которым должен соответствовать любой трак-бизнес, будь то бургерная или барбершоп на перекладных.

Налоговая знает о фургончиках и разрешает им пользоваться специальным режимом — ЕНВД (единый налог на вмененный доход). Как и в случае со стационарным бизнесом, этот налог рассчитывается не из прибыли, а из количества торговых мест. Несмотря на то, что торговые места разные налоговые считают по-разному, скорее всего ЕНВД окажется для предпринимателя выгоднее, чем обычная «упрощенка» (УСН). Тут лучше посоветоваться с бухгалтером — он посчитает, какой режим выгоднее, а заодно поможет с выбором онлайн-кассы.

Открыть ИП можно через сайт госуслуг — для этого нужно заполнить формы и подать заявление. Если у вас есть усиленная электронная подпись, то не придется даже платить 800 рублей госпошлины.

Получить разрешение на место

В американских мультиках вы наверняка видели сцену, когда по улице едет фургон с мороженым, а за ним бегут дети с монетками. В России так нельзя: фургон не может остановиться просто так на улице и начать торговать.

Прежде чем открывать прилавок, нужно получить разрешение от владельца земли, на которой припарковался фургон. Дальше все зависит от того, где вы решили припарковаться: если это парковка у торгового центра, то скорее всего придется заключить договор аренды с его управляющей компанией. Если это территория парка или площади, то нужно будет просить письменное разрешение администрации, а если желающих много, то придется поучаствовать в торгах.

Самовольному бизнесу на чужом месте может помешать эвакуатор. Если владелец трака появится раньше, чем эвакуатор с фургоном начнет движение, то фургон отдадут назад и заставят перепарковать, а хозяина оштрафуют. К счастью, российское ГИБДД не имеет права эвакуировать автомобиль на штрафстоянку, если владелец появился до того, как эвакуатор начал движение в направлении штрафстоянки.

На Украине ситуация сложнее. «Когда твой трак увозят на эвакуаторе, а внутри не закреплено оборудование — это ремонт минимум тысяч на пять долларов, очень больно, — рассказывает Виолетта Летта, основатель Тракттории, украинской сети фудтраков, — С фудтраком не церемонятся: кофе-машина падает, холодильник заваливается, все сыпется, бьется и царапается. Эвакуатор оставляет такие вмятины на корпусе трака, что потом приходится менять обшивку. Деньги, как правило, никто за это не вернет».

Если не озаботиться оформлением места и поставить трак без разрешения, то его могут не только увезти на штрафстоянку, но и произвести демонтаж — снести. Конкретные меры и размер штрафов зависят от региона, где стоит трак. Поэтому я бы посоветовал или озаботиться местом для трака заранее, или хотя бы не оставлять фургон без присмотра.

Оформить документы для вашего вида бизнеса

Остальные документы зависят от того, чем именно вы занимаетесь. Для передвижной бургерной нужно получать одни документы, для маникюра на колесах — другие.

Фудтрак, например, должен соблюдать санитарные нормы и не нарушать права потребителей. Внутри фудтрака должен быть уголок потребителя и печатное меню, медкнижки сотрудников и документы предпринимателя — свидетельство ОГРН или ОГРНИП, ИНН. Владелец фудтрака до открытия должен написать в Роспотребнадзор письмо — о начале деятельности.

У каждого вида трак-бизнеса есть свои специфические нюансы, которые живут в разных законах. Тот же фудтрак ни при каких условиях не может продавать алкоголь. Также в фудтраке нельзя готовить продукты, можно только доводить до готовности заранее подготовленные полуфабрикаты.

Из-за того, что единого закона о передвижной торговле нет, все эти правила живут в разных документах. Сложностей бизнесу добавляют региональные власти, которые по-разному трактуют эти и без того не очень стройные правила. Поэтому перед открытием первого трака я бы предложил посоветоваться не только с юристом, но и с состоявшимися предпринимателями, чтобы они рассказали, с какими проблемами сталкивались в своем регионе.

Разобраться с интеллектуальной собственностью

Казалось бы, торговля из фургончика — это не Эппл и Самсунг, какие тут патенты. Увидел красивый фургон в интернете — сделай такой же свой и торгуй себе на здоровье. Но дизайн фургона может оказаться запатентованным образцом, а название — чужим товарным знаком. В таком случае стартапер окажется нарушителем и по суду будет должен выплатить правообладателю компенсацию до 5 млн рублей по 1515 ГК РФ.

По-настоящему серьезные деньги трак-бизнес начинает приносить, когда становится сетью. Франшизное масштабирование предъявляет высокие требования к интеллектуальной собственности: если самому ненароком нарушить чужой патент, нарушение умножится на всю сеть и под удар попадут не только основатель бизнеса, но и все его франчайзи. Поэтому все предприниматели регистрируют бренд трака как товарный знак, а некоторые даже патентуют дизайн траков и собственные технические усовершенствования.

«Я очень удивилась, когда увидела фотографии моих траков в чужом инстаграме, — продолжает историю Виолетта Летта из Тракттории, — Конечно, мне стало очень неприятно: я вложила немало сил в то, чтобы разработать дизайн и воплотить его в жизнь, а тут его так нагло скопировали, причем с моими же фотографиями». Благодаря тому, что Виолетта вовремя запатентовала дизайн траков, история закончилась тем, что нарушитель из Киева заплатил ей по тысяче долларов за каждую копию трака.

Без согласия Виолетты никто не имеет права использовать такой дизайн фургона и название, ни на Украине, ни в России. Это стало возможным благодаря тому, что Виолетта вовремя занялась регистрацией прав на свою интеллектуальную собственность. Если бы она этого не сделала, нарушитель вполне мог бы присвоить права на ее разработки себе.

Чтобы ненароком не стать нарушителем, можно заранее обратиться к патентному поверенному, чтобы тот проверил дизайн фудтрака и его логотип по базам Роспатента. По итогам такой проверки предпринимателю станет понятно, можно ли продолжать дальше работать под таким брендом, или лучше изменить его, пока не поздно.

Напоследок заглянем в перспективы законодательства о передвижном бизнесе.
Летом 2019 года Минпромторг утвердил рекомендации для стрит-ритейла. Эти рекомендации стоит если не соблюдать, то хотя бы изучить: вполне может оказаться, что долгожданный закон о передвижном бизнесе превратит их в требования. Кроме того, региональные власти по своей инициативе могут включить эти рекомендации в местные законы, тогда их соблюдение станет обязательным для предпринимателей в регионе.

 Нет комментариев    284   8 мес   Разборы   Советы